История Вероломной восьмерки

Давным-давно опционы и акции для сотрудников были редкостью даже в Долине. Но в один момент все изменилось...

Пользуясь длинными выходными решил сделать рассылку-оффтопик. Вместо советов по поиску product-market fit поговорим сегодня об опционах, откуда они вообще взялись и зачем компании дают долю в бизнесе “простым” сотрудникам.

Чтобы рассказать эту историю, надо вернуться в 1953 год, когда Вильям Шокли получил Нобелевскую премию за изобретение транзистора.

Для коммерциализации этого эпохального изобретения была создана Shockley Semiconductor Laboratory, с Шокли во главе. К сожалению, Шокли оказался плохим менеджером, с приступами паранойи и другими проблемами. В какой-то момент часть инженеров не выдержала стресса и придирок и ушла, чтобы основать свою компанию.

Компания, которую они основали, называлась Fairchild Semiconductor, а эту группу инженеров позже назовут “Вероломная восьмерка” (Traitorous Eight).

Именно в Fairchild Semiconductor появились многие элементы современной стартап-культуры, такие как неформальный дресс-код или отсутствие социальной иерархии (first-name only, no reserved parking spaces, no corner offices, etc.).

Один эпизод, для иллюстрации:

В компании приехала с визитом “большая шишка” из Нью Йорка, на арендованом лимузине с шофером. Пока он ходил по офису знакомился с сотрудниками и офигевал от панибратства (“привет, Билл!”) сотрудники выходили на улицу поглазеть на limo и сидящего без дела шофера в костюме и фирменной фуражке.

Но, возможно, главная инновация Fairchild – equity (доля в компании) для инженеров.

В начале 60-х в Долине опционы и акции для сотрудников были такой же диковинкой, как сегодня для украинских разработчиков. И отношение к ним было примерно таким же.

Пример: HP.

Основана в 1939 году. Options plan появился в 1964 году, только для “unusually well qualified” и “key personnel, essential to company success”. И это были не гранты, а возможность для сотрудника купить акции компании со скидкой.

Пример: ASK.

Сейчас понятно никто это имя не знает, эти ребята писали ERP системы для мейнфреймов. Компания основана в 1972 году, вышли на IPO в 1981. Как выглядел их stock options plan? 2.5 млн акций у фаундера, 50 тыс в сумме (!) у остальных шести первых сотрудников.

И это не только/не столько “жадность” компаний. Мало кто понимал, зачем вообще эти акции и что лучше взять деньгами.

В книге Troublemakers приводится пример той же ASK, когда сотрудник ASK выбирал $50 raise вместо опциона. Sandra Kurtzig, фаундер ASK, занимала деньги у родителей, чтобы стартовать бизнес. Она предлагала вернуть им долг акциями, но родители отказались, мол “зачем нам эта бумага”. После IPO стоимость этой “бумаги” была больше десяти миллионов долларов.

Но вернемся к Fairchild.

Вновь созданная Fairchild Semiconductor выпустила 1300 акций и восемь инженеров-основателей получили каждый по 100 акций. Остальные акции были у “родительской” компании Fairchild, которая это все финансировала, и финансиста, который помог осуществить сделку.

Был правда ньюанс – у Fairchild было прописано право выкупа акций по фикс цене $3 млн долларов ($9 млн сегодня), чем они и воспользовались, как только увидели что бизнес “пошел”.

Fairchild Semiconductor стал лидером новой отрасли, а инженеры-основатели просто наемными сотрудниками с хорошей зарплатой. Но прецедент – доля в компании для инженеров – был создан.

В следующие несколько лет многие из этих сотрудников ушли, чтобы основать свои компании. По разным оценкам, более 50 hi-tech1 компаний было основано выходцами из Fairchild Semiconductor и именно они “растащили” эту культуру по всей Долине и пошли дальше. Двое из них – Роберт Нойс и Гордон Мур (привет, закон Мура!) основали всем известную компанию Intel.

В Intel опционы получали уже практически все сотрудники, кроме контракторов и temp workers. Идея была та же, что питчат и сегодняшние стартапы – if company wins we all win. Для компаний это тоже была не благотворительность, а расчет – возможность привлечь самых амбициозных сотрудников и “заставить” работать их вдвое больше.

Пример: история Майка Марккула.

Майк пришел2 в Intel на позицию маркетинг-менеджера, выбил для себя максимальный размер опционов в обмен на “не слишком высокую” зарплату, докупил еще акций по программе для сотрудников. Через два года, когда Intel успешно вышла на IPO оказался в роли single-digits millionaire.

После ухода из Intel Меркулла занялся разными хобби и в том числе давал бесплатные консультации по бизнесу. Один проект так его впечатлил, что он выписал чек на $250k и стал первым ангелом-инвестором компании, получив долю в 30%. Компания называлась Apple, дальше думаю вы знаете.

Такая история.

Я оставил многое за бортом, но если интересно почитать еще, рекомендую статью Tinkerings of Robert Noyce и книгу Troublemakers. Говоря о компании Intel сложно не вспомнить Andy Grove, многолетнего CEO и автора классической High output management. Но это уже тема другой рассылки.

А что вы думаете об опционах? Приглашаю обсудить в нашем Telegram-канале.

P.S.: Украинские стартапы тоже экспериментируют с опционами, но я не знаю, это cargo cult или реально шанс для сотрудника заработать – выход на биржу или $$$$ exit через продажу для украинских проектов это пока единичные примеры.

P.P.S.: Не думаю, что эта рассылка поменяет скептическое отношение к опционам в Украине. Что могло бы помочь – истории успеха типа Мерккула, и желательно не одна, а десятки или сотни. Пока среди твоих знакомых нет никого, кто купил бы ламбо или хотя бы квартиру на Печерске через кешаут опциона, все эти рассказы остаются баснями компаний, которые “пытаются сэкономить на моей зарплате”.

Еще почитать:

  1. Troublemakers: Silicon Valley's Coming of Age

  2. The Tinkerings of Robert Noyce (статья-профайл Нойса в Esquire, 1983)

  3. Вероломная восьмерка (википедия)

  4. “Secret” history of Silicon Valley by Steve Blank

1

Забавно, что сейчас этот термин утратил смысл/новизну, сейчас это все просто ‘tech’

2

Угадайте, откуда пришел? Fairchild Semiconductor!